Мы усыновили ребенка, а я узнала о беременности…

Я с детства дружу с подругой Аленой. Она замужем уже лет восемь, но детей у них общих нет. Врачи разводят руками, ведь оба партнера абсолютно здоровы. Медики предлагают сделать ЭКО, но супруги отказываются, уж очень это рискованно. Посоветовавшись с мужем, Алена решила взять ребенка из детского дома.

С мужем подруги я практически не общаются, он — странный, как по мне. Я никогда не видела его веселым и улыбчивым, всегда хмурый и озабоченный чем-то. Но с Аленой у них просто идеальные отношения, живут отлично и совершенно не ссорятся.

Юра дал согласие на усыновление, сам с головой поник в работу. Он не хотел заниматься поиском ребенка, доверив это дело Алене. Конечно же, ей одной сложно было определиться, поэтому она попросила меня съездить с ней в детский дом. Если честно, в тот момент мне показалось такое безразличие Юры странным, это был знак!

Выбрать ребенка — целое испытание, очень сложно сравнивать маленьких малышей и выбирать, кто лучше. Мы сначала смотрели потенциальных кандидатов в базе данных. Она спрашивала мое мнение, но я ничего не могла ответить. Мне все это напоминало шопинг в интернете, будто джинсы себе модные подбираешь, глядя на картинки.

Я ей посоветовала подобрать несколько ребят, к которым лежит душа. Потом мы бы позвонили заведующей, она бы рассказала нам более подробно об этих малышах. Кстати, не факт, что все дети еще ищут родителей, база данных обновляется редко.

Ей подсказало сердце выбрать троих деток: две девчушки и парня. Как оказалось, двое из них уже нашли свою семью, осталась одна малышка.

Вдруг мне позвонил отец из деревни, сказал, что заболела мама. Мне пришлось оставить Алену и мчать на помощь, поэтому о дальнейшей процедуре усыновления я ничего не знаю. Она пыталась мне что-то рассказать по телефону, но меня тогда это не интересовало, я переживала только за здоровье матери.

Сначала она, если не ошибаюсь, познакомилась с девочкой, наладила контакт, а потом они с мужем начали собирать документы. Я в процессе не участвовала вообще, даже с деревни не выезжала.

Я приехала в город через несколько месяцев, когда мама полностью поправилась. Моя подруга как раз уже дособирала все бумажки и собиралась забрать дочку домой.

Девочке Лизе было три года. Она — невероятная красотка, здоровая и воспитанная. Правда, глазки немного косили. Если бы ее с рождения направили в детский дом, она бы уже давно была с новыми родителями, но, как оказалось, ее совсем недавно изъяли из неблагоприятной семьи.

Адаптация ребенка в новых условиях была адской. Лизочка боялась любых звуков, часто плакала и забивалась в угол. Она могла драться и защищаться от родителей, даже когда ее пытались обнять. Юру это откровенно бесило, о каких-то отцовских чувствах и речи не могло быть. Потом еще и новость — Алена оказалась беременной.

Дома был целый скандал, ведь Юра настаивал на том, чтобы жена вернула чужого ребенка. Алену такой ход событий не устраивал, она психанула и ушла из дома. Неделю они с Лизой жили у меня, а потом вернулись в свою квартиру.

Юра, наверное, думал, что за это время Алена уже избавилась от Елизаветы — но тут такой поворот. Он ежедневно промывал мозг супруге, что приемная дочка им не нужна. Из-за постоянных нервов подруга начала чувствовать себя неладно, ее заставили лечь в стационар.

Оставлять Лизу с Юрой было страшно, он был очень агрессивно настроен по отношению к девчонке. Я взяла ее к себе, было трудно, но выхода не было. Елизавета еще не привыкла к своему дому, а тут ей пришлось кочевать ко мне.

В больнице Алена была долго — до самых родов. Когда она родила сына, супруг заставил ее выбирать: или он уходит из семьи, или Лизу сдают обратно в детский дом.

Конечно же, мать выбрала ребенка. Юра демонстративно собрал вещи и хлопнул дверью. Он был уверен, что Алена без финансовой и физической помощи не справится с двумя детьми.

Алена не вешала нос и сразу взялась за дело. Она не плакала и не грустила — а пошла в суд. Так как Лиза была официальной дочерью Юры, ему пришлось платить алименты на двух детей. Кроме этого, подруга решила отсудить еще и часть имущества у своего благоверного. Разводить их сразу не стали, дали месяц на примирение.

Конечно, Юра поступил подло, но что-то человеческое в нем все таки осталось. Он всю недвижимость оставил жене, не стал ничего делить. Алименты он платит по графику, даже часто скидывал на карту дополнительные деньги. Правда, общается бывший муж Алены только с сыном, с Лизой даже не здоровается.

Подруга моя детей не делит, она любит их одинаково, только вот отца заменить, увы, не может. Но я уверена, что судьба ей пошлет настоящего мужчину, который сможет полюбить и ее, и ее двух деток.

Замечательно